Как уберечь своих детей от пути псевдогероев и лжебогов

как уберечь детей Интервью

Скулшутинг не может оставить равнодушным ни одного здравомыслящего человека. Его последствия вселяют страх, вгоняют в стресс и сеют панику среди детей и родителей. Событие в Казани тому свидетельство. Ведущая программы «Каждый родитель желает знать» на «Детском радио» Елена Самойлова побеседовала на эту тему с Викторией Шиманской, доктором психологии, ведущим экспертом в области развития эмоционального интеллекта, основателем образовательной платформы Skill folio, преподавателем МГИМО, бизнес-школы Сколково и Московского института психоанализа и узнала, как же уберечь своих детей от тех, кто пытается сделать из них псевдогероев и лжебогов. А также как вести себя, если ты оказался в подобной ситуации, а также победить страх свой и своих детей.








Е.С.: Как людям после таких страшных событий объяснять самим себе, что жизнь продолжается и как этому научить своих детей?

В. Ш.: Первое, родителям нужно понять, что эта ситуация уже в прошлом. Не нужно допускать, чтобы наше прошлое влияло на наше будущее через страх. Безусловно, трагедия – это страшный урок. Но если мы будем жить в состоянии страха, мы не сможем объективно принимать окружающую действительность. Это косвенным образом будет сказываться на ошибках в работе, на подготовке к экзаменам у детей, на бытовых скандалах и стрессах. Поэтому, первое, мы понимаем, что ситуация уже произошла и проводим черту. Да, это страшная трагедия и полностью переключаем себя в моменте, думаем, что же мы делаем дальше. На самом деле – это больше вопрос разных техник безопасности. Но в моменте перехода очень важно, чтобы и родитель, и ребенок совершили некий «ритуал», чтобы наши эмоции, наши мысли и наше тело синхронизировались и перешли из состояния страха, опасения и подавленности в состояние открытости, движения и готовности.

Предлагаю пройти эту практику прямо сейчас. Сконцентрировавшись на текущем состоянии и мыслях, нужно намерено изменить состояние тела – например, расправить плечи, или поднять руки вверх, в идеале выйти с семьёй в парк, впитать в себя все то чудесное, что нас окружает – благоухание природы, её зелёные краски, цветы вокруг нас. Таким образом мы запоминаем в себе состояние открытости и счастья на уровне эмоций и мыслей, которые нас посещают в этот момент. Это скорая помощь, профилактика, иначе мы уйдём в депрессивное состояние. Многим кажется, что все страшные моменты и мысли забываются достаточно быстро, но наше тело и мозг запоминают и реакцию, и эмоции, и мы начинаем вести себя неадекватно и нервно. То есть депрессивно реагировать в ситуациях, не относящихся к трагедии. Как бы странно это не казалось, научитесь радоваться тому, что жизнь продолжается. Потому что от нашей эмоции, от нашего состояния действительно мир вокруг становится лучше, дети счастливее, ваш контакт с ребёнком улучшится, счастливые дети не будут травить других детей. Эти маленькие лучики добра соединяться, и мы благодаря этому действительно остановим другие страшные события.

Е.С.: Нужно ли в этой ситуации найти особенные слова для своих детей, если они боятся и говорят «я не пойду в школу, мне страшно…»

В. Ш.: Обязательно с детьми об этом поговорить, а не рассчитывать, что эта тема их обойдёт стороной, и думать, что не стоит вообще её затрагивать. Они её заметят, не сомневайтесь, и как о трагедии услышит ваш ребёнок — ответственность на вас.

Первое, с ребёнком-школьником средних и старших классов проговорить ситуацию. Рассказать о том, что трагедии случаются, поговорить о самом событии, поинтересоваться, что говорят в школе, но не превращать эту беседу в лекцию или нотацию. А дальше задать вопрос «Как ты думаешь, почему этот мальчик так поступил? Как тебе это кажется?». По тому, как ответит ребёнок, могут вскрыться разные аспекты: какие переживания или какая атмосфера в его классе, школе, а это является важнейшим профилактическим моментом. Скорее всего, если дети действительно боятся идти в школу, это не связано просто с самой ситуацией в Казани, она для них все равно далека, а с тем, что они понимают — у них в школе сейчас небезопасно. А небезопасность эта психологическая, это может быть ситуация буллинга, травли, давления, прессинга. А сейчас ещё пора экзаменов – это тоже огромный стресс, все это накладывается. И важно спокойно открыто представить свою точку зрения, может быть, поделиться личным опытом с ребёнком, если у вас были ситуации буллинга или травли, рассказать как вы с ними справлялись, как вы себя чувствовали. Важно быть уверенными, что у вас действительно есть контакт с ребенком.

Второе, скорее всего во всех школах это делается, но уточните у своего классного руководителя, проводится ли какая-то беседа в школе и было бы здорово узнать каким образом. Хорошо, если в школе есть психологи или особая инструкция на этот счёт. Может быть, даже родители через родительские комитеты договорятся и пригласят психолога вместе со специалистом по безопасности, чтобы они совместно провели по школе мероприятия по тренировке поведения в экстренной ситуации.

Е.С.: Можно ли научиться управлять ситуацией, если ты вдруг оказался в опасности, если перед тобой человек, который несет опасность. Можно ли с ним найти общий язык, как можно попробовать переломить ситуацию?

В. Ш.: В данном случае важна профилактика, завязанная на эмоциональном интеллекте, важно научить детей распознавать, кто опасный, а кто неопасный. Ведь на самом деле мы ощущаем опасность по разным сигналам — по движениям, по насторожённости, по взгляду. Можно даже на обычной прогулке акцентировать внимание ребёнка на окружающих, чтобы он мог определить их состояние – доброжелательный, хмурый, расстроенный и т.п.
А если действительно возникает ситуация опасности, то тут нужно понимать, что, на самом деле, в школе и других подобных местах ответственность лежит на взрослых. Важно в этой ситуации не поддаваться панике, и должно быть понятно, что никакой школьник 7, 9, 12 лет ничего не сделает с 19-летним парнем или даже девушкой, тем более мужчиной или женщиной. Это иллюзия, которую ни в коем случае нельзя давать школьнику, даже если он занимается дзюдо, карате или чем-то ещё. Здесь, наоборот, надо тренировать любые подозрения, лучше пусть тебя сочтут паникёром.

Если ребенок заметил издалека кого-то подозрительного, первым делом ему нужно быстро уходить и идти к ближайшему значимому взрослому. Эта та модель поведения, которую важно занять детям. Причём, и в школе, и на улице. Если на улице кто-то подозрительно смотрит на ребёнка, или ему кажется, что за ним кто-то следит, тут же надо идти в магазин, а лучше в отделение банка, где всегда есть охранник, где много людей. Ни в коем случае не в подворотню или подъезд. Увидел и рассказал о своих переживаниях – вот это та модель, которая необходима. А в ситуации с терактом, если не удалось спрятаться, лучше лечь на землю, не паниковать и не вызывать ни взглядами, ни другими эмоциями ответную агрессию, особенно, если нападающий с оружием.

Е.С.: Что делать родителям, для того чтобы оградить ребёнка от влияния скулшутинга?

В. Ш.: Тысячи детей в рамках соцсетей объедены в различные группы, в которых действительно идёт пропаганда скулшутинга и других запрещённых негативных вещей. Достоверно установлено, что там действительно идёт обучение. И руководят этими группами взрослые. Я беседовала об этом с Натальей Касперской, у неё есть огромное исследование о том, сколько детей в каких группировках участвуют. В основе здесь одно – есть контакт с ребёнком или нет контакта с ребёнком. Любящий, внимательный, желающий видеть родитель, если возникнут какие-то изменения в поведении ребёнка, например, в его подготовленности в каких-то новых вещах – это увидит. И чуть ли не единственная возможность профилактики в отношении влияния наркотических веществ и других моментов, которые насаждаются через социальные сети, это знания о контактах и интересах ребёнка. Если вы не знаете двух-трех ближайших друзей своего чада, а при этом он все равно с кем то постоянно общается, неважно как, онлайн или непосредственно на улице, то это сигнал к тому, что ребёнок с кем-то общается, а вы не знаете с кем. Пригласите его друзей в гости, определите интересы. И, понятно, что чем раньше проводится данная профилактика, тем лучше. В 19 лет человек уже совершеннолетний, здесь другая история. Но очевидно, чтобы произошло нечто подобное событиям в Казани, основы этого были заложены в 12-13 лет, в тот момент, когда родители могли уловить тревожные симптомы, быть рядом и этого не допустить.

Есть несколько портретов детей, которые больше остальных подвержены таким влияниям. Но я приведу ключевой. Есть детки, которые, с одной стороны, супер коммуникабельные, прямо прекрасно со всеми общаются, все такие импатичные, все чудесно и как раз они попадают под влияние. У них есть такой перекос, когда им слишком важно мнение окружения. И вроде бы девочка и такая отличница, и тусовщица, и вы знаете её замечательных подружек. Но если вы вдруг замечаете, что она сегодня хочет такую прическу, потому что там у девчонок, а завтра другую, потому что там у девчонок, а сама она никакой тренд не предлагает, то это и есть риск! Значит надо поработать с самооценкой, с возможностью понять свою уникальность, подумать, чему ты можешь её научить, дать новые таланты, способности, навыки, чтобы она сама чему-то учила девочек и формировать в ней, что иногда ты слушаешь, но есть и твоё мнение.

Е.С.: Как уберечь своих детей от тех, кто пытается сделать из них псевдогероев и лжебогов?

В. Ш.: Человек идёт на крайнюю меру для того, чтобы его услышали, привлечь к себе внимание, когда он не нашёл для себя возможность выразить свою позицию словами или другими действиями. А это всегда выражение позиции. И важно понять, а что же человек хотел донести. И, конечно же, каждый человек должен быть услышан, в том числе малыш дошкольного возраста. Плохо, если мы не слышим, не обучаем ребенка навыку выражать свою позицию словами. Например, когда малыш капризничает, а родители одинаково реагируют на то, что у него что-то не получилось, или он голодный, или он хочет выразить своё детское мнение по разным, казалось бы, мелочам. Задача родителей на первом этапе быть теми, кто слышит ребёнка, но это не значит, что идти на поводу его капризов, а всегда понимать причину капризов, понимать, что он хочет, и, исходя из этого, выстраивать коммуникацию. Действительно уважать мнение ребёнка, понимать, что перед тобой личность, и он действительно часто может быть прав. А если не прав, то непросто говорить, что я взрослый и я так сказал, а объяснять свою позицию. В ситуации крайней опасности мы, конечно, в первую очередь действуем, но потом обязательно объясняем, что произошло.

И если сначала достаточно контакта с родителями, то в подростковом возрасте категорически важно появление значимых взрослых, как минимум одного наставника. Если нет такого наставника, который поможет развиваться и неважно в каком направлении (кому-то в программировании, кому-то в танцах, кому-то просто поговорить за жизнь и разобраться в проблемах мира), то дальше такому ребёнку может встретиться человек, который окажется серьёзным манипулятором.

Действительно, в подростковом возрасте ваши дети вам могут что-то не рассказать, а вы что-то можете не заметить. Я рекомендую всем родителям, посмотрите свои контакты, найдите 5 человек, кого вы искренне уважаете. Возьмите лист бумаги и нарисуйте, кого и за что вы уважаете. И покажите эту карту ребёнку, расскажите и спросите, с кем бы из них ему интересно было бы поговорить. И немножко про них расскажите. Ребёнок выберет, а близкий знакомый сможет выделить час времени, погулять по парку и пообщаться. Для школьника это будет значимым событием, которое и формирует наше представление куда двигаться дальше. И, конечно, будьте готовы быть таким наставником, например, для пяти детей ваших знакомых. И тогда такой обмен позволит формировать среду таких наставников для ваших детей.

Е.С.: Можем ли мы научить своего ребёнка распознавать таких манипуляторов, которые могли бы захотеть научить тому, чему мы бы не хотели? И вовремя говорить себе стоп, вовремя блокировать такого человека в соцсетях, а в случае реальной опасности говорить нет и вовремя обращаться по этой проблеме к родителям?

В. Ш.: Очень важен навык критического мышления. Рассказывайте о случаях мошенничества, в том числе и тех, в которые вы попадали сами. Схема таких манипуляций может быть самой разнообразной, главное в ней отделить ребёнка от семьи. При этом они всегда говорят то, что важно подростку. «Да ты самый крутой. Да тебя родители просто не понимают. А ведь можешь то-то и то-то…». Поэтому, давайте не стесняться хвалить своих детей, чтобы и дня не проходило без того, чтобы сказать им какие у него таланты. Действительно и искренне хвалим наших детей. Дальше идет схема, если в начале в нем подогревают самооценку, то потом показывают разногласия между родителями. А нет таких подростков, у кого нет таких разногласий, я таких не встречала, а общалась с тысячами. Я и сама мама подростка, и да, у нас есть разногласия и это нормально. Манипуляторы начинаю давить на эти разногласия. А потом идёт момент проверки. «А давай, ты дойдёшь и вот что-то сделаешь». Такие проверки всегда наступают. На них манипуляторы отсеивают – это тот ребенок, с которым я потом все что угодно смогу сделать, или это не наш клиент, с ним такое не получится. И если про эти три шага мы расскажем ребёнку, что сначала у тебя вызывают доверие, подкрепляя твою самооценку, потом аккуратненько, порой через сопереживание пытаются отделить от родных и близких, а потом будет элемент проверки – челленджа. Распознание этих трех шагов позволит ребёнку самому выявить манипуляцию. Понятно, что нет предела разнообразию сценариев, но то, что у манипулятора есть некая схема действия, об этом подростку надо рассказать обязательно.

Оцените статью
Поделиться с друзьями
Мама может всё!
Добавить комментарий

  1. Александр Иванов

    Горячая тема нашего времени..Доступность интернета, гаджеты и всякое такое как раз и провоцируют эти проблемы.